Image Image Image Image Image Image Image Image Image Image

News777 — объективные новости | December 14, 2017

Наверх

Top

Нет комментариев

Село, рекорды или разорение - News777 - объективные новости

Село, рекорды или разорение

| Вкл. 24, Ноя 2017

Урожайные рекорды на пьедестале разорения.
Федор ПОДОЛЬСКИХ г. Оренбург.

Восторги о рекордном урожае нынешнего года, пожалуй, превышают сам рекордный ворох зерна. Президент Путин говорит о рекорде за всю историю России. Премьер Медведев – вообще за всю историю. «И, конечно, Советского Союза», – подчеркивает министр Ткачев. Премьер особо доложил комиссии по контролю за реализацией предвыборной программы «Единой России»: «Объемы производства сельхозпродукции… превышают все ожидания!»

Дух захватывает. Ну, как не посмотреть въяве… Председатель сельскохозяйственного производственного кооператива (колхоза) «Слава» на Смоленщине Николай Архипович Зиновьев обводит взором поприще летописных героев и состояние нынешних деревень.
– Мрак. К такому разорению не приводило ни одно нашествие. Даже хан Батый докатился до Смоленска, но получил отпор и отступил, не причинив таких ужасных разрушений. Тридцать два хозяйства в нашем Починковском районе было – на сегодня теплятся два-три хозяйства, а остальное все разорено. Машинно-тракторное предприятие «Сельхозтехника» уничтожено. Куда нас ведут? Никакого сравнения с советским временем нет, и говорить не о чем. Техники нет, люди молодые уезжают в поисках лучшей жизни, неизвестно куда. Хвалятся господа во власти, а на самом деле – убожество.
А ведь все было построено. Материальная база, держали скот. У нас в колхозе 3000 гектаров пашни, и все это засевалось. Большой хлеб получали. Было 600 дойных коров, молодняк. 5000 свиней. Лен сеяли 200 гектаров, картошки больше 200 гектаров. Льноволокна сдавали за год 200 тонн. Льносемян 200 тонн. Картошки 3500 тонн. Организованно обеспечивали домашние хозяйства тружеников села. Держали много скота. Я лично давал бесплатно и сено, и зерно. Всего было в достатке.
Теперь ничего нет. Зерновые сеем только для себя. И скота в личных подворьях мало. Перебиваются каждый по-своему. Огороды помогаем обрабатывать.
Центральная усадьба колхоза – село Шаталово. Еще у нас Дмитриевка и Митюли. Стараемся поддерживать. Но многие деревни исчезают. Никакого обслуживания. Медпункты, школы, клубы раньше были в каждом селе. Теперь все позакрывали. Детей и больных возят за много километров.
Я строил в советское время производственные помещения и жилье – будь здоров! Тогда успели и дороги проложить внутри хозяйства и между деревнями. Они и сегодня держатся. Каждый год вводили по семь домов, на 100 квадратных метров каждый, со всеми удобствами. Люди вселялись бесплатно. В тех домах сегодня и живут. Но со времен горбачевской «перестройки» ни одного дома не возвели. И очень мало детей рождается… Раньше о людях была забота – а сейчас как хочешь, так и выживай. Людьми овладел страх. Никакого будущего нет.
Все как во время самой страшной войны, только без бомбежек. В Смоленской области огнеметами ельцинских «реформ» спалили почти три четверти угодий – при народной власти растили урожай на полях площадью 1440 тысяч гектаров, а при капитализме сегодня в обработке лишь 400 тысяч гектаров. Остальные 1040 тысяч в одичании – нам стали не нужны ни зерно, ни другие плоды с этих полей? В 1990 году собрали свыше 700 тысяч тонн зерна, а в текущем году сумели вырастить и намолотить лишь «рекордные» 250 тысяч тонн. И как жить?
Да, как? Когда разбомбили животноводство, ликвидировали более 660 тысяч голов крупного рогатого скота, а среди развалин в немногих уцелевших фермах и в домашних дворах еще мычат лишь 100 тысяч голов с небольшим, только шестая часть былого стада… Такой же разгром претерпели свиноводство, овцеводство.
* * * – Сельское население области неуклонно сокращается. В 1989 году оно составляло 845 тысяч, а в 2016-м – 666 тысяч человек. Почему пустеет село? Из-за «реформ», особенно когда в начале 90-х губернатор Немцов затеял программу «Зерно» – так сокращенно называлась «Земельная реформа Нижегородской области». Под этим прикрытием насильственно разрушали коллективные хозяйства и насаждали фермерство. В итоге уничтожили и то, и другое.
Полностью проигнорировали жизнеобеспечение села. Прекратили строительство дорог, газификацию. По сей день без газа живет северная половина области. В трехстах километрах от Москвы топят печки дровами, а газ гонят во все страны света. А с 2009 года и поныне ликвидировали на селе 40 процентов школ. Закрыли даже в некоторых районных центрах стационарные отделения в больницах и по ухабистым дорогам перевозят больных и рожениц на дальность до ста километров. Недопустимо по нормам здравоохранения.
Все это – смертный приговор селу. И он приводится в исполнение безразличием и недееспособностью власти сырьевого капитализма в России. Столько насмотрелся по области с начала его насаждения! Даже как-то притупилась боль – везде разруха, везде вымирание, спаивание ставших «лишними» и потерявших волю к жизни людей. И стремление еще морально не покалеченных подростков бежать из села с достижением совершеннолетия – слепое незнание общего тупика.

Ельцинские бесы наживы в пляске капиталистических «реформ» превратили в прах дорогостоящую отрасль растениеводства с общей посевной площадью 900 тысяч гектаров. Почти половину от советского поля в 2055 тысяч гектаров.

Соответственно, огромный недобор зерна, который и в «рекордный за всю историю» год меньше на 400 тысяч с лишним тонн против среднего урожая советской эпохи.
Но особенно бесы реставрации капитализма куражатся в животноводстве – уже растоптали 80 процентов отрасли крупного рогатого скота и отбросили ее во времена вспоминаемой здесь давней смуты. Из советского стада в 1260 тысяч голов с лишним в нынешнем году уцелело среди развалин только 250 тысяч голов. Уничтожили три четверти свиноводческих ферм, и из 690 тысяч хрюшек на счету пока 170 тысяч. А из овцеводческой отрасли вообще только рожки да ножки. Было 430 тысяч овец и коз, теперь в отчетах по итогам года примерно 70 тысяч, в 6 раз меньше.
Вот с такими «подарками» устроители капитализма пришли к нынешнему Дню народного единства. И его легендарные герои вполне могли бы через века задать горящие праведным гневом вопросы. Вы для чего устанавливали свой праздник и связывали его с подвигом спасителей и творцов могущественного Отечества?
* * *
Славословия о рекордном намолоте зерна исходят из общего показателя по стране. Однако, как видим, налицо иные «рекорды». Как в опустошенных Смоленской и Нижегородской областях. На протяжении уже многих лет «реформ» в подавляющем большинстве регионов продолжающееся уничтожение отрасли растениеводства привело и к очень значительному против советского уровня недобору зерна, также и в целом по России.
Настроение на селе упадническое. С ликвидацией животноводства отняли занятость, в поле работы только два месяца в году. Осталось только два дела – торговать и сторожить. Сторожам зарплата – три с половиной тысячи рублей в месяц. И так везде.
Все это боль тружеников также дважды ордена Ленина Оренбургской области. Герой Социалистического Труда доярка Антонина Васильевна Кислица думает об итогах жизни крестьян своего поколения.
– Осмысленно выбрали крестьяне название своего колхоза – «Дружба». Жили в дружбе. Наше село Могутово известно в Бузулукском районе. Хорошая ферма была на центральной усадьбе, 1200 голов крупного рогатого скота. И были в каждом дворе дома корова и молодняк. А сейчас от фермы ничего не осталось. И дома мало кто держит. В селе остаются пожилые, а молодые уезжают в город. Новых домов нет. Лучше жить не стали. И не думали, что так повернется.
Герой Социалистического Труда доярка Тамара Ильинична Пенькова говорит:
– Вырастила пять детей, хорошо жили. В нашем колхозе имени Ильича каждому хватало дела. Молочно-товарная ферма, откормплощадка молодняка, бычков сдавали на мясо. Свиноферма была. Производство своих кормов. Цех по переработке молока – делали прекрасное сливочное масло. Теперь колхоза нет. Все развалилось. Ничего не осталось. Душа болит. Жители кое-как сводят концы с концами.
И так везде в степях Оренбуржья. Уничтожили практически наполовину зерновое хозяйство. Ликвидировали более двух третей предприятий животноводства крупного рогатого скота…
* * *

По всей стране продолжается уничтожение стада крупного рогатого скота, потому что он самый долгорастущий, не дающий сразу прибыли. А нужно всё и сейчас… И потому на перспективу никто не работает.
И никто не считается с интересами страны. С тем, что государство прочно, если тучные стада ходят.

Свинину выращиваем в рекордно короткие сроки на всяких добавках. Сегодня кто хочет здоровую пищу, должен иметь «домик в деревне». А заниматься некому – в деревне одни старики. Пенсионеры – нищие. Огороды были по 50–60 соток, когда колхозы были. А теперь зарастают, попробуй-ка их вспахать.
Флагман сельского хозяйства страны Краснодарский край в своих наиболее благоприятных условиях подвергается такой же общей разрухе. С ликвидацией колхозов и совхозов так и остаются заброшенными свыше 200 тысяч гектаров посевных площадей. И это весомая потеря при росте урожайности в последние годы, когда на засеваемых полях прибавка зерна составила рекорды около 5 миллионов тонн.
Вразрез с этими рекордами животноводство по-прежнему подвергается погрому.

В стерильных кабинетах чины ссылаются то на ящур, то на азиатскую чуму… Но какая чума превратила в дикие пустоши плодородные поля, да отрасли крупного и мелкого рогатого и безрогого скота, посеяла смерть еще во многих сферах производства и быта? Как без прежнего своего зерна прозябают теперь нахлебниками 40 областей страны, так же перебиваются и без молока да других скоропортящихся продуктов из своей деревни. А зачем простокваша, когда цивилизованная заграница дарит пальмовое молоко и другие вечно свежие деликатесы?

Из 70 регионов страны только 2 (два!) сохранили выращенное при социализме стадо крупного рогатого скота, а в остальных продолжают добивать эту несимпатично пахнущую отрасль. Без остановки хотя бы на месяц вот уже более четверти века благодаря власти «эффективных собственников». И стерта с лица земли основная база круглогодичной занятости жителей и самого существования сел и деревень – ликвидировано более двух третей животноводства крупного рогатого скота, 39 миллионов голов из стада в 57 миллионов, а пока еще избежало ножа 18 миллионов голов. Но резня продолжается каждый день.
Восстановление производства мяса началось несколько лет назад с подъема скороспелой отрасли – свиноводства. В 6 областей наскребли деньги, превысили поголовье на фермах 1990 года, причем в Белгородской области на гигантских комплексах создано, как в оперетте, и впрямь «величайшее свинство в мире», которое уже в 4,5 раза превысило исходный порог и в 2016 году насчитывало 4400 тысяч голов. Этот рекорд, однако, почти сводится на нет тем, что здесь уничтожена отрасль крупного рогатого скота в 700 тысяч голов с лишним. Ну а еще в 60 областях не опереточное «свинство» отстает от былой славы, и очень даже существенно.
Только в трех республиках Кавказа полностью сохранили отары овец и коз. Зато в остальных регионах под развалинами ферм не сыскать даже рогов и копыт от 34 миллионов животных, даривших народу добротную одежду. Пока бродят неприкаянные по горам и долам только 24 миллиона овец и коз.

Вдуматься в эти гибельные числа. И задать вопрос высокопоставленным любителям искать исторические сравнения для оценки своих деяний. В поисках рекордов на протяжении всей истории человечества можно ли найти хоть один такой разрушительный рекорд, какие вытворяют реставраторы капитализма в России? Можно ли найти хоть один такой случай, когда власть в своей стране проводит политику, в результате которой происходят разрушения в этой стране, подобные перечисленным выше?

Первоисточник:http://www.sovross.ru/articles/1629/36605

Добавить комментарий

*

code

Будь в курсе с NEWS777

Яндекс.Метрика